141

27 декабря 2019 в 12:48

Новое место – новая жизнь

Операции в режиме нон-стоп. Именно в таком темпе сегодня работают хирурги Якутского республиканского онкологического диспансера. Что еще изменилось в жизни больницы, год назад сменившей прописку?

Дело – в технике
… Пациенту, который сейчас на операционном столе у хирурга-онколога Ивана Борисова, под 90. Возраст более чем солидный.
У пациента злокачественная опухоль, вторая стадия. Еще лет двадцать назад, взвесив за и против, врачи, скорей всего, от столь радикального лечения бы воздержались. Преклонные годы – всегда дополнительный риск для любого хирургического вмешательства, далеко не каждый больной в состоянии выдержать такую нагрузку. Однако в последнее время даже глубокая старость перестает быть аргументом из категории «против». Почему?
– Все дело в технике! – коротко отвечает Иван Иванович, ювелирно ушивая рану на животе у пациента.
И показывает на аппарат у себя за спиной – уникальный видеоэндоскопический комплекс. Единственный на Дальнем Востоке, он не просто позволяет проводить малотравматичные лапароскопические операции через минимальные проколы. Обладая возможностями трехмерной визуализации, любые изображения он делает как бы объемными. А значит, врач, манипулируя специальными инструментами, опухоль и оперируемые органы видит как бы в реале, что позволяет принимать оптимальные решения.
– И если раньше, мне нужно было сделать разрез, например, в 30 см, то теперь не больше 5-7. А значит, послеоперационный период проходит легче, – объясняет он.

Зачем хирургу «скоросшиватель»?
Видеоэндоскопические стойки, к слову, теперь есть в каждой операционной. А еще – аппарат радиочастотной термоабляции, который как бы выжигает метастазы, ультразвуковые скальпели, бестеневые операционные лампы. И даже медицинский «скоросшиватель» – механизированные сшивающие устройства.
– Да, руками уже практически не шьем, – объясняет его устройство заведующая хирургическим отделением Татьяна Жарникова. – Его плюс в том, что швы не расходятся, а значит, нет послеоперационных осложнений…
Прикроватные мониторы в реанимации, на которые подается информация о состоянии прооперированного пациента – температура, давление, пульс – были и раньше.
Но лишь сейчас появилась возможность установить центральную станцию, куда стекаются данные со всех прикроватных мониторов. Один пульт – на посту медсестры, второй – в ординаторской…
Кстати, самих операционных теперь не три, как было в старом здании по ул. Свердлова, а пять. И это значит, что поток операций вырос в разы: не 5-6, как было год назад, а до 15-20. Ежедневно.
– Мы стараемся быть в тренде. Делать то же, что делают в ведущих онкоклиниках мира. Во всяком случае, мы к этому стремимся. У нас неплохо развиваются торакоскопические операции на легких, органах грудной полости, а также лапароскопическая хирургия – при раке желудка, почек, толстой и прямой кишки, – говорит Татьяна Николаевна. – А после того, как в октябре 2019-го наши доктора прошли стажировку в Национальном онкоцентре Японии мы начали активно внедрять 3D-лимфодиссекции – малотравматичное удаление лимфоузлов с подозрением на метастазы…
А еще на новых площадях – напомню, в ноябре 2018 года ЯРОД перебрался в бывший роддом Якутской клинической больницы – наконец, появилась возможность увеличить коечный фонд (до 185 мест), расширять старые подразделения и открывать новые. Первым стало отделение торако-абдоминальной хирургии – пациентов приняло в марте 2019 года. Также до 60 мест увеличен коечный фонд отделения противоопухолевой лекарственной терапии, что не случайно. Все инновации в онкологии – таргетная, иммуно-онкологическая терапия и т.д., сегодня идут именно в этой сфере.

Год перемен
Онкологи до сих пор благодарны коллегам из ЯРКБ – за то, что поняли ситуацию и уступили им 5-этажный корпус. И конечно, главе республики Айсену Николаеву, с легкой руки которого эти перемены начались.
– Мы, наконец, работаем так, как положено – в соответствии со стандартами и нормами, – говорит главный врач ЯРОД Лена Афанасьева. – И дело не только в том, что сегодня практически нет очереди на операции. С появлением свободных площадей мы получили возможность развиваться…
Подспорьем для этого стали нацпроект «Здравоохранение» и региональная программа «Борьба с онкологическими заболеваниями». Ее индикаторы – увеличение числа пациентов, у которых рак выявлен на 1-2 стадиях, снижение одногодичной летальности, увеличение 5-летней выживаемости пациентов и т.д. В рамках этих программ только в 2019 году на переоснащение ЯРОД выделено около 158 млн рублей. Львиная доля средств как раз и пошла на оперблок.
А в ходе полноценного строительства, которым, по сути, стала реконструкция радиологического корпуса, ЯРОД получил объект в 3 раза больше старого.
– Мы очень боялись, что работы затянутся, но их удалось завершить за год. Кстати, лучевую терапию пациенты продолжали получать, за что мы очень благодарны коллегам из Амурской области и Хабаровского края – они приняли часть наших больных, – рассказывает главврач.
В новом корпусе теперь 35 круглосуточных коек и 25 мест дневного стационара. И – техника, что на Дальнем Востоке наперечет.
– Нужно отдать должное прежнему руководству Минздрава РС(Я) и нашего онкодиспансера – они хорошо оснастили его лучевым оборудованием в ходе модернизации отрасли 2013-2014 годов, – говорит Лена Николаевна. – После реконструкции мы получили второй линейный ускоритель. А еще УЗИ экспертного класса, компьютерный томограф, с помощью которого подбирается доза и тут же интегрируется в линейный ускоритель, а также аппарат для локальной гипертермии – их в ДФО всего 2.

Только автоматика!
Не меньше новостей и у лабораторий ЯРОД. Появились новый биохимический анализатор, полностью исключивший ручной труд, а значит, ошибки, автоматический коагулометр, иммунохимический анализатор и т.д.
– А главное, теперь у нас есть своя экспресс-гистология,– рассказывает Лена Николаевна. – Иисследование биопсийного материала, который берется во время операции, чтобы в течение считанных минут определить доброкачественная опухоль или нет, и выстраивать дальнейшую тактику операции в соответствии с этим. Раньше экспресс-материалы мы вынуждены были отправлять в отделение патоморфологии Медцентра. Сейчас это делаем сами…
И наконец, «вишенка на торте». С 2020 года в ЯРОД намерены заняться персонализированной медициной. Это когда пациенту лабораторным путем подбираются препараты, которые для него максимально эффективны.
– В этом и заключается смысл таргентной терапии, широко использующейся сегодня в лечении рака. До сих пор биопсийный материал мы отправляли в Центр персонализированной медицины при РБ №3, где определяли, насколько чувствителен организм пациента к тому или иному препарату. А теперь такие исследования готовы начать наши специалисты, – говорит Лена Николаевна.
Понимая, что перемены, происходящие в их службе, во многом обусловлены личной волей руководителя региона, коллектив ЯРОД, ветераны службы и Ассоциация онкологов РС(Я) обратились к Главе РС(Я) Айсену Николаеву со словами признательности: «Огромная благодарность Вам за поддержку здравоохранения и онкологической службы РС(Я). Сегодня онкологии, как никогда, уделяется большое внимание: увеличено финансирование, ЯРОД размещен в типовом здании, расширен коечный фонд, идет замена оборудования и обучение специалистов в российских и мировых онкоклиниках. Мы понимаем, что включение строительства современного онкоцентра в федеральный бюджет – историческая победа для республики. Этого долго ждали не только врачи, но и все жители региона…»

От Колымы до Нью-Йорка и Токио
2019 год запомнится врачам ЯРОД еще и тем, что на базе диспансера наконец-то открылась кафедра Мединститута СВФУ по онкологии, и впервые в истории онкослужбы Якутии в рамках ординатуры подготовлены три врача-онколога. Еще 12 клинических ординаторов обучение на кафедре онкологии продолжают – их выпуск запланирован на 2021 год. И это очень важно: онкологи в регионе по-прежнему в дефиците.
Для того, чтобы охватить онкопоиском как можно больше якутян, доктора ЯРОД едут к ним сами. Недавно мобильная бригада, снаряженная портативным оборудованием, вернулась из Верхнеколымского улуса, где осмотрела более 200 человек. Аналогичные выезды продолжатся и в 2020 году. Как впрочем, и скрининговые проекты. Кстати, в рамках акции «Онкопоиск» – она прошла в мае по всей Якутии, охватив 60 тыс якутян – рак был выявлен у 30 человек.
В последнее время онкологи Якутии стали выезжать и на учебу за рубеж.
– Мы активно сотрудничаем с дальним зарубежьем, в чем нас активно поддерживает Айсен Сергеевич Николаев и его супруга Людмила Валерьевна, общественный куратор ЯРОД, – рассказывает главврач. – Только в этом году наши доктора стажировались в онкоцентре Колумбийского университета Нью-Йорка (США) и Национальном онкоцентре Японии. Попасть туда было невероятно сложно, но результат того стоил. И дело не только в новых методиках, которые они осваивали. Врачи говорят: у них полностью поменялось мировоззрение и отношение к пациентам, профессии, друг к другу…
… Как шутят сами онкологи, в последний год их жизнь не идет – она бурлит. И это, честно говоря, обнадеживает.
Ведь рак не думает сдаваться, по-прежнему оставаясь в топе мировой заболеваемости. Невидимый враг изобретателен и опасен. И значит, люди, которые своей профессией выбрали ежедневную войну с ним, вооружены должны быть так, чтобы всегда иметь средства для адекватного ответа…

Елена ВОРОБЬЕВА

Поделиться