Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . 17 oC

Наша первая встреча состоялась в мае 1982 года, когда обком комсомола организовал для делегатов XIX съезда торжественные встречи в трудовых коллективах и министерствах. Нас с Таисией Десяткиной отправили в Министерство сельского хозяйства...

Наша первая встреча состоялась в мае 1982 года, когда обком комсомола организовал для делегатов XIX съезда торжественные встречи в трудовых коллективах и министерствах. Нас с Таисией Десяткиной отправили в Министерство сельского хозяйства...

В кабинете нас встретил обаятельный человек среднего роста с копной густых и тёмных волнистых волос — Михаил Ефимович Николаев. Вопреки моему ожиданию о приветствиях в связи с участием в работе съезда, он подвёл нас к стеллажу, где стояли диковинные снопы колосьев, спросил: «Знаете, где эта пшеница выращена?» Я подумал, что сноп мог быть привезён из Украины, но всё же признался, что не знаю. Тогда Михаил Ефимович сказал, что такой урожай зерновых был некогда выращен в совхозе «Сүлэ» Ленинского (сейчас Нюрбинского) района. И стал увлечённо рассказывать нам о том, что предки умели самих себя обеспечивать хлебом. Говорил, что стоит сеять многолетнюю траву и изучать вековые традиции местного земледелия и развивать их. Мы чувствовали себя школьниками на уроке земледелия. Министр предстал перед нами учителем, способным заинтересовать своими обширными знаниями и харизмой. Вот такой у него был стиль общения.

Он был требователен к подчиненным. Даже руководители района напрягались, ожидая приезда министра сельского хозяйства. Сначала Михаил Ефимович объезжал районы, потом созывал селекторное совещание и строго требовал объяснений.

Михаил Ефимович прошёл хорошую комсомольскую и партийную школу. Советская система подготовки кадров была особенной: никто не мог пройти в высшие эшелоны власти, пока не прошёл районное звено и все этапы службы — как организатор производства, руководитель коллектива и т.д.

В 1990 году Михаил Ефимович был избран председателем Президиума Верховного Совета республики, в руки которого после падения компартии перешла вся власть. Михаил Ефимович в полной мере проявил свою волю и решимость и с готовностью взялся за преобразования, которые требовало время. И тут нашлись критиканы, которые ругали его за ретивость и «переобувание». Но время не ждало — требовало своевременных и наступательных действий, чтобы республика не оказалась на обочине новых для страны реалий.

Первые выборы первого Президента Республики показали, насколько народ доверяет Михаилу Николаеву. Тогда не было лидера, равного ему по опыту работы, силе воли и характеру, чтобы достойно отвечать на вызовы смутного времени. По своему происхождению он располагал к себе и русскоязычное население, и народ саха. Кроме того, он рос и работал в Жиганском районе, поэтому с настоящим Севером знаком непонаслышке, был в курсе проблем коренных народов, в совершенстве владел и русским, и якутским языками. Будучи на ответственных постах, объездил всю Якутию. Внушал уважение, владел искусством убеждать. Дотошный: не было вопроса в какой бы то ни было сфере, в который бы он не вник. Умел решать задачи на самом высоком уровне.

В те сложные годы, когда страна переходила на рыночные отношения, Николаев в тандеме со Штыровым смогли выстоять и буквально спасли республику от неминуемого хаоса в экономике и наступающей депрессии в сознании людей. Об этом мы никогда не должны забывать, народ это хорошо помнит.

5456464

Первые указы президента были о здравоохранении — о повышении зарплаты медицинским работникам, об укреплении материальной базы объектов здравоохранения. Началось строительство Медицинского центра, Центра охраны материнства и детства. Человек на Севере должен быть здоровым — это была его политика. Совершенно справедливая, время показало, что она полностью оправдалась. Президент постоянно держал на контроле всё, что было связано со здравоохранением. Приглашал в Якутск таких светил медицинской науки как Лео Бокерия, Юрий Шевченко, директора Института трансплантологии и искусственных органов, академика Валерия Шумакова, консультировался с ними.

Было организовано крупное Министерство социальной защиты, труда и занятости населения — в республике делалось всё возможное и невозможное ради людей, оказавшихся в тяжёлой жизненной ситуации. Учиться к нам приезжали из регионов командами, перенимали якутский опыт и по организации соцзащиты населения, и по реабилитации инвалидов, и по специальным учебным заведениям для людей с ограниченными возможностями... Мы так организовали пенсионное дело, что в то непростое время главными людьми в домохозяйствах стали именно пенсионеры, потому что, в отличие от зарплаты, пенсия приходила точно в срок и доставлялась буквально к порогу и по доставщикам можно было сверять часы.

Президент видел республику в перспективе с миллионным населением. Поэтому первым в стране учредил День матери, День отца. Были учреждены различные пособия новорождённым, назначена материальная помощь многодетным, создан Департамент семьи и детства. Было очень много интересных начинаний по поддержке здорового и трезвого образа жизни. И этот опыт успешно перенимается на федеральном уровне. Благодаря прозорливости Михаила Ефимовича, мы сработали на опережение.

Однажды я попал в дорожно-транспортное происшествие, получил серьезные травмы и лежал на даче под присмотром своего врача — жены Розалии, еле передвигался на костылях. До меня дошёл слух, что меня списывают со счетов как инвалида и кто-то примеряет на себя мою должность. В день моего рождения, 10 ноября, зазвонил телефон. Это был Михаил Ефимович, который сказал, что заедет. Надо сказать, что печку топили жена с дочкой, видимо, у них это не очень получалось, поэтому в доме было прохладно. Мы с Михаилом Ефимовичем посидели за столом, отогреваясь за чашкой чая, поговорили по  душам. Наконец он спросил, как мы тут в таком холоде живём, а на прощание пожелал поскорей выздоравливать и выходить на работу.

qiDvapzJWDffX

Проведал меня и наш аксакал, мой земляк, талантливейший руководитель, второй после Степана Васильева якут, занимавший должность в ЦК КПСС, Владимир Гаврильевич Павлов. Он недавно перенёс инсульт и опирался на трость. Подшучивая над  своей тросточкой и моими костылями, Владимир Гаврильевич пожелал нам как можно скорее избавляться от деревянных ног и вставать на свои.

Оба они ещё навещали меня после защиты докторской диссертации. Предупредив по телефону, они появились поздним вечером и мы засиделись за столом за кобяйскими карасями. К слову, Михаил Ефимович очень уважал Владимира Гаврильевича, прислушивался к нему, ценил за мудрость и честность.

Один за другим в первой команде Первого Президента блистали молодые, яркие и неординарные личности. Концепция национальной школы министра образования РС (Я) Егора Жиркова буквально всколыхнула общество совершенно новыми идеями воспитания и обучения, предвосхитила расцвет национальной культуры и национального самосознания. Появились школы нового типа. Министр Жирков был ещё и одним из самых активных разработчиков проекта Конституции Республики Саха (Якутия), одной из наиболее выверенных Конституций и уставов российских регионов.

По инициативе министра, президент подписал указ об учреждении Департамента по  прогнозированию, подготовке и расстановке кадров, которым руководил Матвей Васильевич Мучин — талантливый человек и умелый организатор. Департамент много лет успешно работал со всеми престижными высшими учебными заведениями страны и за рубежом и подготовил не одно поколение выпускников по самым разным специальностям.

Андрей Борисов, прославленный режиссёр, заслуженный деятель искусств и министр культуры и духовного развития, смог прославить Якутию в стране и далеко за её пределами. Мир узнал и восхитился якутской культурой и искусством. Была построена целая деревня под Высшую школу музыки, в которой преподавали блестящие педагоги и которая восхитила Президента России Владимира Путина.

Михаил Ефимович давал возможность созидать именно таким людям — талантливым, устремлённым в будущее. Правда, что сильные руководители окружают себя инициативными, творческими, и в чём-то даже лучшими, более сильными, чем они сами, личностями.

Особое внимание Михаил Николаев уделял образованию, а Якутскому государственному университету — особенно. Много было сделано по оснащению и улучшению его материально-технической базы, построены новые учебные корпуса и студенческие общежития, бассейн.

Несмотря на всеобщий застой в стране в строительной отрасли, город Якутск превращался в большую стройплощадку. Строили стадион «Туймаада», крытый ледовой дворец «Эллэй Боотур», здание Саха академического драматического театра и другое. Всё это не обходилось без назойливой критики со стороны оппонентов. Под знаменем гласности развелось множество изданий, которые выплывали на негативных материалах про власть и критике первых лиц. Но президент никогда не вступал в полемику, не разбирался, не отвечал и не судился. Мы поражались его выдержке и терпимости. Он предпочитал не тратить на это время: собаки лают — караван идёт.

В 1996 году в ознаменование 100-летия современного олимпийского движения по инициативе Михаила Николаева стартовали первые Международные спортивные игры «Дети Азии», которые проходили под девизами «От дружбы в спорте — к миру на Земле» и «Дети Азии — начало побед». Скольких трудов, упорства, финансовых, физических и моральных вложений потребовали организация Игр и их проведение, знаем только мы. Но все наши тревоги и труды окупились сторицей — прекрасными итогами всех шести проведённых в Якутии Игр и их дальнейшей значимостью в деле развития спорта и продвижении положительного имиджа республики.

По настоянию Первого Президента РС (Я) М.Е. Николаева 26 апреля 1994 года Президент России Б.Н. Ельцин издал Указ «О восстановлении справедливости в отношении репрессированных в 20–30-е годы представителей якутского народа». Волею судеб мне, в бытность вице-президентом РС (Я), довелось принять участие в реабилитации и увековечении имен великих сынов Якутии, начиная с Алексея Кулаковского, Максима Аммосова, Платона Ойунского в Якутске и Москве, репрессированным якутянам — в Коммунарке.

Бесспорным успехом Михаила Николаева как Президента республики, был подписанный Президентом России Борисом Ельциным Указ о компании «АЛРОСА». Впервые в своей истории Якутия стала совладелицей своих недровых богатств. Был организован Фонд САПИ, аккумулирующий доли улусов алмазной провинции от реализации. К сожалению, фонд не выполнил задач, поставленных перед ним главой республики.

Появилась гранильная промышленность. Огранка драгоценных камней оживила ювелирную отрасль республики. Наблюдая, как ювелиры и кузнечных дел мастера представляют Якутию на всех крупных международных и всероссийских выставках, я отчётливо понимал, что мы не прогадали с Вячеславом Штыровым: то, что он был вице-президентом и одновременно возглавлял правительство, дало республике очень много нового в продвижении промышленности.

Михаил Ефимович выстраивал свою работу в тесной связи с федеральным центром. Множество высоких гостей в те годы посетило нашу республику, начиная с Бориса Ельцина и федеральных министров.

Президент республики активно вёл грамотную внешнюю политику. Началось строительство международного морского порта в Тикси и международного аэропорта в Якутске. С самого начала он наладил отношение с ЮНЕСКО, под эгидой которого был проведён Год Платона Ойунского. Затем Николаев поставил задачу добиться признания олонхо шедевром мирового нематериального наследия.

В связи с этим надо упомянуть Матвея Евсеева, генерального директора АО «Алмазы Анабара» — руководителя, который появился, благодаря мудрой кадровой политике М.Е. Николаева и В.А. Штырова. Тут надо заметить, что меня, как правило, ставили во главе различных правительственных комиссий, которые создавались перед ответственными мероприятиями республиканского значения. Мне приходилось добывать деньги на все организационные вопросы: вот вынь да положь, а проведи мероприятие на высшем уровне. В бюджете денег, как правило, не было или их катастрофически не хватало. Я проводил переговоры с предпринимателями, но они не всегда были успешными.

Так было и в комиссии по проекту олонхо. Мы никак не могли собрать деньги на оплату труда учёных, организацию выставочных материалов, создание видеороликов, перевод текстов, проезд делегации и прочее. Матвей Евсеев, едва заслышав, что это для олонхо, сразу сказал: «Я буду не саха, если не помогу в этом деле». Если бы не щедрая помощь Матвея Николаевича, не знаю, как бы мы справились с этим проектом. В 2009 году ЮНЕСКО включило наш героический эпос в список шедевров нематериального наследия человечества.

Матвей Евсеев выступал генеральным спонсором и других крупных проектов: продвижения на мировую арену МСИ «Дети Азии», мас-рестлинга, ысыахов всех уровней, гастролей театров, изданий значимых печатных продукций, строительства социальных, спортивных и культурных объектов. Михаил Ефимович был в добрых отношениях с Матвеем Николаевичем, развеявшем миф о том, что местное население неспособно ни руководить, ни работать в добывающей промышленности.

Когда у Михаила Ефимовича было тяжело на душе или очень трудно, он спасался природой. Любил пешие прогулки и сплавляться по реке. Ещё у него была привычка разговаривать на ходу.

Когда я уже был в должности вице-президента, как-то раз мы отправились с Михаилом Ефимовичем в Жиганск. У него там была охотничья избушка. А ещё с нами был знаменитый повар Иннокентий Тарбахов. Все знают, что Первый Президент был заядлый рыбак, поэтому администрация района устроила соревнования по лову ряпушки на призы Михаила Николаева. Праздник получился очень зрелищным, мы с Михаилом Ефимовичем с удовольствием там побывали.

Михаил Ефимович часто заходил ко мне в кабинет и когда я был вице-президентом, и постпредом в Москве, давал советы, но никогда не вмешивался в мою работу.

— Өлөксөөн, туох баар? (Как дела, Алексан?), — услышать такое обращение было для меня верхом уважения, мудрости руководителя. Так он поднимал настроение своим подчинённым, заодно с ними советуясь.

765398.IPG

В отличие от других «больших» людей, Николаев умел слушать, и свои идеи сначала озвучивал, пробовал, так сказать, на слух. Правду говорят, что на его совещаниях было слышно, как муха летит. Вот такая была тишина. Он никогда не кричал, не повышал голоса, его все внимательно слушали. Вызывая министров к себе «на ковёр», всегда был готов к беседе и уже располагал всей исчерпывающей для обстоятельного разговора информацией.

Когда я работал министром экономики, он вызывал меня каждую неделю и дотошно обо всём расспрашивал, беспощадно гоняя по всем пунктам, поэтому я научился держать все цифры в голове. И такой урок у него получили Галина Данчикова, Александр Кугаевский, Владимир Птицын и другие.

Самым депрессивным районом Якутии по тем временам был промышленный город Нерюнгри. Долги по зарплатам угольщиков исчислялись миллиардами, шахтеры сидели и били касками об асфальт, плакали и впадали в отчаяние их жены. Я ездил туда каждый месяц, изучал обстановку и докладывал Михаилу Ефимовичу. После чего он сам туда ехал и встречался с людьми — так он смог не допустить перерастание недовольств рабочих в нечто большее. А в 1998 году Михаил Ефимович, можно сказать, заставил членов правительства — лично каждого — отчитываться перед населением. Честно сказать, в то время надо было иметь большое мужество выходить перед народом и объяснять ситуацию, чтобы хоть как-то успокоить людей. Ведь не только в Нерюнгри, но и по всей стране люди не получали зарплат по полгода. Была безработица, особенно в сёлах. Семьи выживали на пенсиях родителей. Поэтому мало кто в стенах правительства обрадовался этой новой обязанности — выходить к народу. При этом некоторые ещё не любили дальних дорог, другие не знали якутского языка. Но ехать приходилось всем. Возвращались они совсем другими: по-другому начинали относиться к проблемам и, думается, начинали их решать не так, как до отчётов.

Народ саха за многое благодарен Михаилу Николаеву. В том числе и за то, что он добился официального снятия обвинений в национализме, реабилитировал и восстановил славные имена жертв политических репрессий.

Декларация о суверенитете, новая Конституция, АК «АЛРОСА», МСИ «Дети Азии», яркие лидеры — все эти составляющие способствовали небывалому подъёму духа всего населения республики. Несмотря на трудности периода экономических и политических реформ, Якутия укреплялась верой в лучшее будущее.

Конечно, были и упущения в некоторых моментах, случались и ошибки. Но не ошибается тот, кто ничего не делает. Но он никогда не терял веру, любовь и уважение основной массы народа.

Как свидетельствует эпос олонхо, у народа саха издревле был культ лидера, вождя. Поэтому и жива до сих пор память о Тыгыне Дархане. Народ, который сумел выжить и обжить невероятные просторы суровой северной земли, ценит и чтит в своих лидерах мудрость и дальновидность, спокойствие и рассудительность, умение объединять самых разных людей. Север не прощает ошибок, здесь нужно сто раз подумать, прежде чем принять решение. И если уж саха поверит в своего избранника, то пойдёт за ним до конца.

Сенатор РФ Александр АКИМОВ

(Из книги «Это наша с тобой биография», посвященной 100-летию образования ЯАССР)

 

  • 1
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением