Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . 7 oC

Знакомьтесь: Олег Диденко — приглашенный солист Государственного театра оперы и балета им. Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона. И хотя в спектакле он выступает в роли "плохого" — низкого и подлого Галицкого, бас его мягкий и красивый. Вчера якутский зритель увидел Олега Диденко в спектакле «Князь Игорь».

Знакомьтесь: Олег Диденко — приглашенный солист Государственного театра оперы и балета им. Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона. И хотя в спектакле он выступает в роли "плохого" — низкого и подлого Галицкого, бас его мягкий и красивый. Вчера якутский зритель увидел Олега Диденко в спектакле «Князь Игорь».

А мы поговорили с ним накануне, во время репетиции, когда он еще приходил в себя с дороги. Завёл, говорит, будильник, чтоб не проспать и правильно сделал: заснул, прям сидя в кресле за компьютером. А на сцене Олег в буквальном смысле прыгал, и поэтому режиссёр Татьяна Саввинова, понимая, что это весьма чревато, попросила его этого не делать, а массовку — страховать солиста.

5cdea1e0 578a 4ee8 b4fb 8af4d2311f34

— Вы Галицкого, наверное, уже сто раз спели, — сказала я ему, когда дирижёр объявил небольшой перерыв.

— Нет, вот представьте себе, что первый раз. Я до этого пел Кончака и Скулу из "Князя Игоря". А Галицкого не пел. Арию, это понятно, мы все это пели в концертах и ещё где-то. А вот так — нет. Так что я сегодня с Галицким впервые выхожу.

— Ого, поздравляю! Павел Андреевич (Васьковский) вас хвалит, говорит, вы большой профессионал, одна репетиция и всё, можно выпускать!

— Опыт есть, да.

— А где вы его набирались?

— А качестве кого вы имеете в виду? Оперного певца?

— А что, ещё что-то было?

— Да, я начинал в вокальной группе театра «Ленком». Это было очень давно, в 90-е годы. В хорах церковных был в солистах у Виктора Попова, пел в хоре Сретенского монастыря и солировал, и в ораториях... В общем, по всему миру.

— Я знаю, что вы были церковным певчим и регентом, постоянным участником церковных фестивалей.

(Из википедии: участвовал в богослужениях в Бутырской тюрьме, включая осуждённых к высшей мере. Был участником первой делегации РПЦ в Джордан Вилле, давшей старт дипломатическому и церковному сближению для объединения РПЦ и РПЦЗ. В 2006 году регентовал панихидой и молебном в Дании во время проведения торжеств по переносу мощей Марии Фёдоровны Романовой из Дании в Россию, за что был отмечен благодарственной грамотой от Патриарха Алексия II и от министра культуры РФ A. Соколова; участвовал в качестве певчего в торжествах, посвящённых объединению РПЦ и РПЦЗ, в 2009 году в качестве певчего участвовал в Архиерейском соборе и на интронизации Патриарха Кирилла).

a45195b1 4ae5 46b1 98b2 96f4573342a6

— Сейчас ни к какому театру не привязаны?

— Нет. Я десять лет проработал в «Новой Опере». До этого — в камерном музыкальном театре оперы им. Б. А. Покровского, а дальше начал работать по контракту.

— Так удобнее?

— Да.

— Почему?

— Свободу люблю. Просто у меня есть определённое увлечение в жизни, которым я очень дорожу: 18 лет живу в Карельском лесу — каждое лето, с июня по октябрь. Я сейчас вернусь и буду собирать свой палаточный городок. И мне очень важно, чтобы летом меня не сильно трогали.

— А что вы там делаете?

— Живу, ловлю рыбу, песни пою. Ныне там учил Галицкого.

— Прямо в палатке?

— Да, она у меня уже большая, есть и для гостей палатка.

— А кто еще с вами?

— Когда как. Когда один, когда с друзьями, когда с женой — у кого как отпуск выпадает.

— Жена поёт?

— Она концертмейстер в театре «Новой Оперы», в Большом театре — везде одна из главных.

— Вы на якутской сцене выходили в «Севильском цирюльнике», да?

— Да, и в «Нюргун Боутур» меня пригласили, только я был на страховке. Я здесь подготовился и ездил с театром и в Мариинку, и в Большой театр, но в результате так и не вышел. Страховал главного злодея.

— А как вам вообще наш театр нравится?

— Мне нравится. Во-первых, потому что здесь люди тёплые, живые. Настоящие живые люди. Без пафоса, без понтов. Здесь со всеми в контакте, со всеми просто общаешься, не видно никакой подковёрщины, как иногда где-то бывает. Со всеми нормально, спокойно все можно обсудить.

— А ничего, что у нас маленькая сцена?

— А почему это меня должно смущать? Сцены разные бывают. В Театре Покровского она ещё меньше. А есть театр «Санктъ-Петербургъ Опера», так там ещё меньше сцена, но театр такой, что полмира от него с ума сходит. Это не имеет значения.

— У вас же ещё брат есть?

— Меня младше на год.

— А как вас угораздило обоих родиться басами?

— Мы оба в детстве попали Московское хоровое училище имени А. В. Свешникова (преобразовано в Академию хорового искусства, возглавил которую Виктор Попов) — 6 лет нам было. Вначале росли как дирижёры-хоровики, параллельно занимались на скрипке. А потом — как раз это было в школе у Попова — выяснилось, что у нас есть голоса. У него был свой спецназ — мужской хор, который умел делать абсолютно всё, что можно придумать. Лучше самого лучшего оркестра! И там мы все по очереди солировали. У кого голос прорезался — сразу, как говорится, в бой. Многие известные солисты: Василий Ладюк, Дима Корчак и много кого еще могу назвать — они сейчас мировые звезды — все выходцы из этого хора, все там начали петь, все там прошли боевое крещение.

— У вас родители музыканты?

— Мама как-то так определила судьбу, ну и хорошо.

— Решила, пусть мальчики лучше музыкой занимаются, чем дерутся?

— Нет ну и это тоже было: в хоровом училище одни мальчики учились со всеми вытекающими... Мы же в 90-е там росли, так что во всех жизненных перепетиях подкованы.

— Когда еще якутский зритель вас увидит?

— На фестивале «Ария Севера». Я там снова буду петь в «Князе Игоре» и «Севильском цирюльнике».

— Удачи!

— До встречи!

Елена СТЕПАНОВА

  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением