Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . 6 oC

Пожалуй, я еще не видела, чтобы от картин, украсивших стены парадной лестницы в постпредстве Якутии в Москве, исходил такой приятный свет, по-домашнему уютный и теплый. И краски на полотнах были такими сочными — они создавали необычайно радужное настроение! Автор выставки «Палитра родной земли», оказалось, амгинский, причем художник он не по профессии, а по тому, что жить, не рисуя, не мог никогда. По жизни он — настоящий мужик с головой и руками. Из тех, о ком говорят: мужик сказал — мужик сделал.  В общем, знакомьтесь: художник Николай РЯЗАНСКИЙ.

Пожалуй, я еще не видела, чтобы от картин, украсивших стены парадной лестницы в постпредстве Якутии в Москве, исходил такой приятный свет, по-домашнему уютный и теплый. И краски на полотнах были такими сочными — они создавали необычайно радужное настроение! Автор выставки «Палитра родной земли», оказалось, амгинский, причем художник он не по профессии, а по тому, что жить, не рисуя, не мог никогда. По жизни он — настоящий мужик с головой и руками. Из тех, о ком говорят: мужик сказал — мужик сделал.  В общем, знакомьтесь: художник Николай РЯЗАНСКИЙ.

— Я родился в селе Сулгаччы Амгинского улуса в 1962 году в семье колхозника. Сколько помню себя, всегда рисовал. Но раньше в год у меня выходило по две, три картины — мало: особо-то рисовать было некогда, работал я плотником, строил дома. Своими руками делал и мебель для себя и семьи, да и люди в деревне у меня тоже просили. Зимой в тайге лес рубил, а летом у нас горячая пора — сенокос. Мы же живность держали, коров. Деревенская жизнь — она такая, ну и я — простой и сугубо деревенский мужик. А рисовать тянуло...

03

02

04

05

Видимо, у меня это в генах. Говорят, мой дед славился своими чоронами. Но он ушел на Великую отечественную войну и пал смертью храбрых, защищая город-герой Ленинград.

И отец рано умер — мне было всего два года. А был, рассказывают, очень талантливым. Все время что-то делал руками: мастерил, плотничал, писал картины, работал на радио — оно появилось у нас в деревне где-то в 60-х годах минувшего века.

Мама Елена Григорьевна трудилась дояркой. Она одна поднимала нас, пятерых детей, а я в семье был единственный мужчина. У меня было четыре сестры, и я считал, что за всех в ответе. А зима наша длинная, холодная, так что с малых лет я косил сено, рубил дрова, пас телят. Так что на полотнах моих картин — всё мое детство.

Младшая сестрёнка Саргылана тоже, кстати, хорошо рисовала. Она окончила педучилище, стала учителем рисования, а сейчас она уже на пенсии, ухаживает за нашей мамой, которой уже 90 лет.

Я рисовал с детства, и со стороны, наверное, это казалось странным, потому что рисовал всё время — карандашом, ручкой, а если под рукой не было ничего — брал палку и рисовал на земле.

Жаль только, что уроков рисования в школе у нас не было: не хватало учителей. Но когда я делал стенгазету, тут, конечно, уже брал акварель.

Окончив школу, я еще работал на производстве, а потом ушел служить в армию...

После армии я поехал в Ленинград поступать в училище имени Репина, но к экзаменам опоздал и решил там остаться. Я работал и ходил в студию при Репинке, где занимались графикой. Живописи не было, и меня хватило на три месяца.

Потом я поступил в Московский заочный народный университет искусств, и моя учеба там заключалась в том, что мне присылали задания, которые я выполнял. Так, проучившись два года, пришлось оставить и это дело: я же уже женился, дети пошли, надо было содержать семью.

А вот в 1989 году у меня в Якутске прошла выставка. Люди как-то сразу оценили мои картины, и появился стимул писать дальше. С тех пор у меня состоялось восемь или девять персональных выставок в Якутске, Санкт-Петербурге, Москве. А сейчас ту выставку, которую вы видели в постпредстве, переносят в Совет Федерации. Зимой, после Нового года, она переберется в Волоколамский Кремль, и очень может быть, что так дойдёт и до Рязани. Хотя... Я отправил в Москву 22 картины, из них две были приобретены, даже не знаю, сколько вернется домой.

07

08

09

10

Все мы родом из детства — и в моих картинах изображено мое детство. Говорят, все якуты — охотники, но я не охотник, не люблю убивать. Как по мне, так лучше что-то создавать. Поэтому мне импонируют дети, простые труженики села, старики. Дети — открытые и чистые создания, и люди в конце жизни тоже становятся такими же. Я рисую деревню, потому что хорошо ее знаю. Художник и должен писать то, что знает. А то, если не знаешь, выйдет халтура.

06

01

С супругой Екатериной Филипповной у нас четверо детей: одна дочка, остальные — сыновья. И уже девять внуков и почти все рисуют.  Отец я требовательный. Я же и сам никогда не сижу без дела, и от детей требую быть исполнительными и ответственными за свои поступки.

Мой старший сын работает шофёром, два младших — ювелиры, дочка училась на дизайнера, вместе с мужем изготавливает мебель для детей. Екатерина Филипповна окончила педучилище, всю жизнь проработала воспитателем, а теперь в свободное время занимается моими выставками и издательской деятельностью: выпустила уже два альбома по моим картинам и два методических пособия для детского сада — с творческими заданиями по рисованию «Шедевр глазами ребенка». Времени для творчества у меня на пенсии стала уйма, так что все работы, надеюсь, у меня впереди...

Счастливого путешествия вашей замечательный выставке, Николай Николаевич!

12

13

Фото автора, а также из семейного архива Рязанских

  • 19
  • 3
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением