Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . -12 oC

Сорокалетняя Ольга очень удивилась звонку из редакции с просьбой рассказать о её решении добровольно поехать в зону СВО. Поступок этот она не считает особенным, но на беседу согласилась — подтолкнуть примером тех женщин, которые хотят, но не решаются, пишет газета «Индустрия Севера».

Сорокалетняя Ольга очень удивилась звонку из редакции с просьбой рассказать о её решении добровольно поехать в зону СВО. Поступок этот она не считает особенным, но на беседу согласилась — подтолкнуть примером тех женщин, которые хотят, но не решаются, пишет газета «Индустрия Севера».

Ольга едет служить связистом. Связь — одна из профессиональных сфер, где могут быть задействованы женщины без образования военного вуза или вуза с военной кафедрой. Помимо этого, представительницам прекрасного пола открыты двери в медицину, в оптические и звукометрические средства измерения и метеорологию, картографию, вычислительную технику, полиграфию. Профессию связиста Ольге предложили в Нерюнгринском пункте отбора граждан на военную службу по контракту, который базируется в районе СОК «Горняк».

«Очень удобно, что такой пункт работает у нас, и не нужно ехать в Якутск. Трата времени, сил, средств никому не нужны. В пункте, конечно, удивились, меня увидев, и не сразу предложили контракт. Как я поняла, они звонили в воинские части и согласовывали вопрос по мне. Когда принципиальное решение было получено, я начала проходить там же в пункте медкомиссию. Она заняла всего два дня, и каждый врач вынес вердикт — здорова. Психиатр в том числе. Уточняю, потому что некоторые знакомые, узнав о моём решении, советовали обратиться именно к этому специалисту», — с улыбкой рассказывает женщина-доброволец.

Решение пойти в зону СВО для Ольги обдуманное и зрелое, а не спонтанное и импульсивное. Оно росло и крепло с февраля прошлого года, а этим летом окончательно сформировалось, когда начались частые террористические акты в российских городах. Самым трудным было озвучить решение семье — мужу и шестнадцатилетней дочери.

«Супруг сразу и категорично сказал — нет. Но он сам полковник ГРУ, воевавший в Афганистане и Чечне, меня в итоге услышал, понял и поддержал. Сейчас все наши вечера это, можно сказать, практическая методичка из его личного боевого опыта, как вести себя в различных ситуациях. В один из таких вечеров в честь нашего города придуман позывной «Нюрка». Надеюсь, мне его разрешат использовать. Мужа в СВО не взяли из-за возраста. С дочкой было намного проще. Я ей пообещала, что со мной ничего не случится, так как на передовую не пустят, а охранять будут лучшие бойцы в мире — российские солдаты», — делится Ольга.

Поддержка семьи стала толчком к активным действиям. На пути к цели, помимо медкомиссии, были пройдены курсы оказания первой медицинской помощи, с которыми помогли в Нерюнгринском медицинском колледже.

«Я просто пришла в медколледж и объяснила ситуацию. Поразили отзывчивость и человечность коллектива. Со мной занимались совершенно бесплатно и не для галочки. Гоняли так, что до сих пор снится, как жгуты накладываю и искусственное дыхание делаю. Я им очень благодарна за помощь, за знания, за поддержку. Когда в медколледже вручали сертификат о прохождении курсов, мне подарили букет цветов с пожеланиями здоровья и удачи. Это было так трогательно. Спасибо им большое! Сейчас я, уже онлайн, прохожу курсы сестринского дела. Прохождение курсов — условие военкомата, чтобы меня отправили в зону СВО», — знакомит собеседница с этапами своей подготовки.

«Самый важный вопрос, конечно, тоже задали: «Почему я туда еду?». Очень сложно, на самом деле, дать однозначный ответ. Потому что я патриот своей страны. Потому что на войне лишних рук не бывает. Победить можно только вместе. Не хочу, чтобы перед памятью родного деда было стыдно за бездействие. Я считаю, что нет ничего страшнее нацизма.

Мой дед Глеб Семёнович Куприн во время Великой Отечественной войны был танкистом, дошёл до Берлина, награждён Орденом Славы, после войны боролся с бандеровцами на Украине. Его рассказы оставили неизгладимое впечатление, и я не хочу, чтобы его подвиг, страдания были напрасными. К тому же, несмотря на то что я родилась в Нерюнгри, я заканчивала украинскую школу в Днепропетровске. Это был конец девяностых. Видела, как начали «переписывать» историю, искоренять русский язык, в принципе, ущемлять русских. Чем дальше, тем они наглее и страшнее становятся. Кстати, я очень хорошо понимаю и говорю на украинском, думаю, эти знания тоже могут пригодиться в зоне СВО», — продолжает свой рассказ Ольга.

И вот, армейский рюкзак собранным стоит у стены. В нём самое необходимое: сменная одежда, средства личной гигиены, аптечка, кнопочный телефон. Собирался по списку из интернета и по рекомендациям друзей, которые уже отстаивают интересы нашей страны в зоне СВО. Удобные берцы ждут своего часа в коробке, на бронежилет сказали не тратиться, его выдадут на месте. До отправки — меньше месяца. А ещё столько всего нужно успеть: сделать генеральную уборку дома, наготовить домашних полуфабрикатов, провести ревизию тёплых вещей дочери и мужа, уделить им, самое главное, максимум времени.

«Я не призываю женщин всё бросать, и как я ехать добровольцами в зону СВО. Это личное решение каждого. Но заниматься волонтёрской деятельностью нужно всем — собирать гуманитарное грузы, плести маркировочные сети, стряпать пряники и тому подобное. Нельзя делать вид, что ничего не происходит. Бездействие — самое страшное. Наши дети должны жить под мирным небом. Я же свой вклад внесу таким образом», — говорит первая женщина-доброволец из Нерюнгри.

Оксана Шевчук

  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением