Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . 4 oC

Китай — великая страна, сохранившая свою древнюю культуру, традиции и мудрые философские учения, гостеприимно распахнула свои двери для народного писателя Якутии Николая ЛУГИНОВА как для самого высокого гостя.

Китай — великая страна, сохранившая свою древнюю культуру, традиции и мудрые философские учения, гостеприимно распахнула свои двери для народного писателя Якутии Николая ЛУГИНОВА как для самого высокого гостя.

(Продолжение. Начало опубликовано 18.08.2023 г.: https://sakhaparliament.ru/obshchestvo/17192-razbit-kamen-zabveniya)

Председатель комитета по культурному наследию и изучению древних китайских культур Китайского исследовательского общества восточной культуры, председатель Всекитайского общества Лао-цзы господин Чжан ЮНЬЧЭН и его жена, начальник отдела по внешним связям означенного Комитета Чжан Фупин организовали обширнейшую программу, предусмотрев обеды и интересные встречи с общественностью. Для них он не просто человек из России. Николай Лугинов оказался единственным из писателей, создавшим образ великого мыслителя Лао-цзы, который полностью соответствует их представлению об этом мудреце. Это подтверждают китайские учёные, исследователи философии Лао-цзы.

В связи с этим обстоятельством Николая Лугинова с почестями избрали вице-президентом Всекитайского общества Лао-цзы.

PHOTO 2023 12 10 11 03 41Председатель и вице-председатель Всекитайского общества Лао-цзы

А он сам признаётся:

— Не могу с уверенностью сказать, что приблизился к пониманию изречений Лао-Цзы. Чем дальше проникаешь в них, суть отдаляется от тебя, подобно горизонту.

И в то же время, Лугинов утверждает:

— Лао-Цзы удивительно современен. Уж очень много аналогий с его великим наследием выходят на первый план. Я глубоко убеждён в том, что сегодня наступает время философии Лао-Цзы.

ПОКЛОННИКИ

Господин Чжан ЮНЬЧЭН с чувством глубокого удовлетворения рассказывал нам:

— Накануне вашего приезда мы обзвонили все книжные магазины в надежде собрать книги, чтобы Николай Лугинов мог их подписать на память желающим. Со всего Пекина нашли «Время перемен» только 40 экземпляров, а первого романа — «Хунские повести» — осталось всего 20 штук. Таким спросом пользуются!..

Благодаря Всекитайскому обществу Лао-цзы, эти дни в Китае тянулись бесконечной вереницей поздравлений в связи с 75-летием Николая Лугинова — и в Русском доме, и в офисе JINGSH LAW FIRM, где прошла Российско-китайская конференция по культурному и экономическому обмену, и где-то ещё — от китайских общественных деятелей, известных артистов, деятелей искусств, предпринимателей и инвесторов, которые хотели бы принести какую-то пользу Якутии.


PHOTO 2023 12 10 11 03 41 1В центре Чжан Фупин

И все говорили тёплые слова признания и дарили подарки: председатель Чжан Юньчэн — свою собственную книгу, написанную на основе идей Лао-цзы; прекрасные китаянки играли на древнем китайском струнном инструменте куучжэн; известный художник и поэт вывел иероглифами стих Мао Цзэ-дуна в старокитайском стиле; свою книгу о великом шелковом пути подарил артист, сыгравший молодого Лао-цзы. Поклонники Лугинова дарили ему хуру — символ могущества, акварельные розы — символ Китая, иероглиф счастья, вышитый золотой нитью по бархату, персик ручной работы, означающий пожелание долгой жизни...

ГРАНИЦА

В чём же успех писателя из России в Поднебесной, спросит читатель. Всё просто. Этот успех как раз в древней культуре Китая, его философии, которую он познал, и заключается.

Реабилитировав империю Чингисхана в поисках ответа на свой вопрос «значит, всё было зря?», Николай Лугинов ушёл ещё глубже в историю — в V век до нашей эры, где и выяснил, что самое важное в государстве — это граница. А его «Хунские повести», между прочим, имеют китайское название — «Граница».

PHOTO 2023 12 10 11 03 42 6Дьулустан Бойтунов

Лугинов попал в то время, в котором юный Ли Эр – будущий великий мыслитель Лао-Цзы и его друг, будущий генерал и настоящий пограничный «сторожевой пёс» Дин Хун – всего лишь новобранцы на заставе Саньгуань. 

Границы, по мнению познавшего Лао-цзы Лугинова, должны быть незыблемы — с их передела начинаются войны.

Хунны, выяснил он, наши предки, были самыми надёжными и верными пограничниками, охраняя границы Поднебесной, в основном, от своих же соплеменников, которые время от времени совершали грабительские набеги. Для защиты от них император Китая Цинь Ши-Хуанди и начал строительство Великой Китайской стены, до сих пор поражающей воображение. 

С якутскими документалистами Евдокией Избековой и Ильей Жараевым, которые сняли уже не один фильм о Николае Лугинове, каждый из которых — открытие, мы туда и отправились — на Великую Китайскую стену. Чтобы впечатлиться великолепием и могуществом этой древней границы.

В их фильме «ТаасТумус»* есть момент, где Валерий ГАНИЧЕВ (председатель Союза писателей РФ с 1994 по 2018 годы), прочитав Лугинова, рассуждает:

— Во всём должна быть граница. В ней есть добро, есть и зло — поэтому требуется её охранять. А для этого она рождает такого героя как Дин Хун. Граница предупреждает зло, чтоб оно в неё не вторгалось, и это серьёзная, большая мировоззренческая тема.

СТЕНА

Больше миллиона человек строили Великую Китайскую стену, пятая часть населения страны — рабы, фермеры и солдаты, руководил процессом полководец Мэн Тянь. К месту восхождения на стену туристов подвозит автобус, а раньше, понятно, не было ничего. Только ноги. Подниматься на самый верх можно двумя способами: пешком и на фуникулёре, который помогает сократить существенную часть пути. До сих пор Великая Китайская стена является незыблемой крепостью.

PHOTO 2023 12 10 11 03 40

Поначалу мы надеялись подниматься пешком, но очень быстро поняли, что лучшим решением будет фуникулёр. Пришлось доплатить 120 юаней. Зато какой необыкновенный открылся вид — прозрачное небо, высокие и могучие синие горы, а далеко под нами — глубокие, как море, густые кроны деревьев.

И стена — одолеть которую, показалось, нечего делать, а в действительности — не так просто: ступеньки ведут то вниз, то вверх, местами они очень крутые, почти отвесные.

2830 1

И если до этого мне было зябко (а я была в меховых варежках и пуховой куртке с меховым воротником), то вскоре я взмокла от своих усилий. Пройдя несколько участков, у одной из сторожевых башен мы с Евдокией сдались, но наш оператор ушёл далеко вперёд, запечатлевая потрясающие красоты для будущего фильма.

В те моменты мы пережили открывшуюся глубину китайской картины мира. По направлению дула вмурованной в камень небольшой пушки предположили, откуда хунны совершали свои набеги. Если честно служить, как генерал Дин Хун, то мало вероятности, что враг пройдёт...

Оставляя частички своего тепла на стене, я отметила китайскую инженерную мысль тех лет: на всём нашем пути, на каждой ступеньке — водоотводы, чтобы у дождевых и снеговых потоков не было ни малейшего шанса разрушить грандиозное сооружение. Вот и стоит стена тысячелетия — наверное, больше 2300 лет. И стоять будет...

Бог знает откуда до слуха донеслось громкое мяуканье, и вдруг передо мной на камни спрыгнула симпатичная кошечка. Очевидно, она пришла сюда из домика на выступе, построенного видимо, для той невидимой гвардии, которая поддерживает в порядке это рукотворное чудо — памятник древней цивилизации, хранитель силы духа и мощи народа.

На одном из участков стены, внутри небольшой сторожевой башни я обнаружила мольберты. Ну конечно!  здесь есть, что писать — хоть маслом, хоть акварелью. Здесь становятся понятны истоки китайской живописи: этот воздух соткан из разных оттенков, корёжистые стволы деревьев испытаны камнем и временем.

...Стоит Каменный Страж, и ливни веков омывают его, ветры времени наносят пыль бессвязных и скоропреходящих новостей, ропот молвы и дым давно прогоревших смут. Летняя жара обжигает его до каления, зимняя стужа сжимает так, что потрескивает, крошится каменное нутро его, и сыплются песчинками помалу, истекают из него, как в песочных часах, годы и десятилетья, осколки столетий отслаиваются и опадают к подножью, трещины змеисто ползут, подтачивая, разрушая понемногу монолит его...

Он стоит на самой кромке перевала. Упадет вперёд – покатится к враждебному западу – нельзя, это же заграница. Опрокинется на спину, покатится назад – это будет ещё хуже – отступление. Надо бы суметь упасть на правый бок и удержаться в маленькой ложбинке…  Так держать границу ещё век, другой...

(«Граница», 3-я повесть «Служение»)

Гань ЮЙЦЗЕ

Организацией перевода книг Николая Лугинова на китайский язык занимался профессор зарубежного литературоведения Харбинского педагогического университета, член Союза писателей Китая, почетный директор Института иностранных языков Гань ЮЙЦЗЕ. Благодаря ему, народный писатель Якутии встал здесь в один ряд с классиками русской литературы — Львом Толстым, Фёдором Достоевским и ещё примерно 20 писателями, произведения которых вошли в два сборника русской литературы Санкт-Петербургского университета.

Весной 2024 года господин Гань Юйцзе намеревается приехать в Якутск по приглашению СВФУ — читать лекции. А пока обещает снова заняться «Хунскими повестями», посколько перевод ему показался не таким точным.

Он считает это очень важным, потому что, во-первых, в романе отражается история Китая, а во-вторых, создан образ Лао-цзы. И это обстоятельство вызывает у читателя наибольший интерес.

PHOTO 2023 12 10 11 03 42

Гань ЮЙЦЗЕ признается, что это непростой роман, и переводить его гораздо труднее, чем рассказы Льва Толстого. Это философские размышления автора о своей судьбе и судьбе человечества, пробуждающие интерес к учению Лао-цзы.

Сам Гань ЮЙЦЗЕ писал книги о Чингисхане и ему хотелось бы также перевести и роман о великом правителе.

— Эти переводы, — признаётся профессор, — нелегки. Книга очень сложная, а я уже немолод. Надеюсь всё же, что справлюсь с задачей, смогу организовать команду переводчиков.

ТААС ТУМУС В РУССКОМ ДОМЕ

В фильме Евдокии Избековой «ТаасТумус», адаптированном для Китая и показанном в Русском доме на презентации романа «Время перемен», Николай Лугинов размышляет:

— Мне очень повезло с этой землёй — с  ТаасТумусом. Эта земля окрылила меня, впустила в большой мир. Это знатное место, куда в 1953 —1954-м годах впервые в республику пришла буровая: нашли газ! И вот этот фонтан преобразил жизнь всей Якутии. И с тех пор мы — продвинутая республика со своим газом, и через «Силу Сибири» снабжаем Юго-Восток Азии. Огромное количество людей, в основном, из репрессированных, получивших амнистию в 1953-м году, подались в экспедиции. Тяжёлый труд! Но — достойно оплачиваемый. Многие окрепли на этом, стали искать себе пристанище, а то и навсегда здесь осели.

Я люблю приезжать сюда. С детства помню такие романтические, красивые названия хребтов Верхоянья — Ирикээ, Орулхан, Лункумуй... Мои дяди рассказывали мне, как на лыжах они шли за эти хребты добывать пушнину и добывали её очень много…

 ...В густых лесах, когда ничего не видно окрест, воины многих степных родов несколько теряются. Поэтому вперед обычно направляют ураанхайцев, с лесами знакомых. А когда требуются терпение и выносливость, то лучше выбрать для задания усуней – с виду медлительных, но всегда выдержанных и упорно достигающих своих целей.

(«Время перемен». 3-я повесть «В преддверии перемен» 9. В ожидании приказа)

— У вас есть очень интересный момент, когда после многих лет разжалования и отставки, генерала оправдывают и возвращают ему все регалии.

— По великому китайскому обычаю, за любое злодеяние, если раскроют и докажут его даже и через сотни лет — должно последовать наказание. И давно уже умерших людей, крупных генералов могут разжаловать. А тем, кто был разжалован незаслуженно, могут не только восстановить старые звания, но ещё и повысить их в должности и присвоить им новые звания. С нашим Генералом случилось такое: вдруг обнаружили, что он не был виноват в оставлении крепостей. А был он тогда командующим армией. И его возвели в командующего группой армий, хотя такой группы не существует. Но в целях его реабилитации публично объявляется, что он поощрён, что старый генерал вёл себя, как подобает и прожил достойную жизнь. Это — урок всем действующим генералам. Что если вы сегодня совершите плохое и это откроется пусть хоть и через сто лет, вас все равно разжалуют. И, наоборот, если вы проявили исключительную честность — вас могут поднять. Если ты жив — хорошо. Но и покойника наградят, назначат на более высокую должность. Вот это, наверное, и есть то качество, которое сделало эту страну тем, что она есть.

Это меня самого поразило. Поэтому мой роман о том, что зло никогда не должно забываться. Оно должно быть наказано, а добро — поощрено. Это один из главных постулатов китайской общественной мысли.

— В современном Китае придерживаются этих принципов?

— В Китае, как нигде, справедливо воздают историческим личностям. Вот как отнеслись к своему генеральному секретарю — «Великому кормчему» Мао Цзэдуну? Его не растоптали, как у нас Сталина, а сказали: «70 процентов деятельности — это добро, а 30 — ну не очень». Это и есть мудрый подход…

Как старый империалист, выступая в Русском доме после кино «ТаасТумус», Николай Лугинов вновь провозглашает свой манифест:

— Существуют два диаметрально противоположных вида империй. Первая — западная — грабительская, колониальная, рабовладельческая.  Вторая — восточная, миссионерская — монгольская. Её правопреемницы — русская и китайская.

Я ещё в начале 90-х в журнале «Мир севера» говорил, что Россия выживет только как империя. Россия вынуждена будет снова стать империей! Это её судьба и предназначение. Этим она спасёт от неминуемого исчезновения многие народы Евразии. А, может, и всего мира...

... Если спросите меня, откуда Николаю Лугинову даны эти знания, я не отвечу. Откуда берутся мыслители? Поэты, художники, композиторы... Почему один слышит, а другой нет, хотя со слухом у обоих порядок. Одно знаю: истина подвластна тому, кто её постигает. Другого пути нет.

...Турару было вообще не понятно, как он, слепой от рождения, лишённый из-за этого столь многого в самой возможности познания мира, сумел постичь смысл не только достаточно сложных жизненных обстоятельств, но и неожиданно глубоко мудро проникнуть в самую их суть. Откуда в нём это? Где источник этих его удивительных знаний? Те, с кем он обычно общается, никак не могли дать их ему. Даже наш китаец, его воспитатель У Хуан... И сколько ни думал об этом, всё равно это оставалось для него тайной...

/Н. Лугинов. Время перемен. Повесть первая. Воля и неволя У Хуана/

А, может, дело в тех огромных камнях вдоль реки Лены, усеявших берега в родном краю? Тот, кто никогда там не бывал, увидел и прочувствовал их мощь и природную величественную красоту в фильме «ТаасТумус».  Это, признаётся Николай Алексеевич, его место силы.  Камни, хранящие мудрость веков, словно магниты притягивают его к себе. «Эти камни и есть моя родина. Словно на камнях я родился. Лучше этих камней нет ничего на земле...»

Наш генерал, отметив 75-летие, мыслями уже был в своём родном Кобяе. За пару часов до отъезда купил себе куртку — для весенней охоты. Значит, новый роман уже не за горами...

Елена СТЕПАНОВА

Пекин.

*Фильм «ТаасТумус» создан авторским коллективом творческой студии «АалЛуукмас» в 2023 году. Автор: Евдокия Избекова, режиссёр Галина Раевская, оператор-постановщик Илья Жараев.

Газета "Ил Тумэн", 8 декабря 2023 года

 

  • 3
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением