Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . -20 oC

Газовая отрасль - это несомненный драйвер экономики Якутии, один из самых наукоёмких и развитых секторов нашей промышленности, где трудятся тысячи высококвалифицированных специалистов. О путях её развития, проблемах и достижениях нам рассказал профессионал-газовик, главный инженер линейно-производственного управления магистральных газопроводов АО «Сахатранснефтегаз», народный депутат Якутии Павел Ксенофонтов.

Газовая отрасль - это несомненный драйвер экономики Якутии, один из самых наукоёмких и развитых секторов нашей промышленности, где трудятся тысячи высококвалифицированных специалистов. О путях её развития, проблемах и достижениях нам рассказал профессионал-газовик, главный инженер линейно-производственного управления магистральных газопроводов АО «Сахатранснефтегаз», народный депутат Якутии Павел Ксенофонтов.

 - Павел Валериевич, охранные зоны магистральных газопроводов - частые виновники различных земельных споров и тяжб в нашей стране. Не избежала этого и Якутия. Как так получилось, что газовики встали на пути у владельцев земельных участков в Хатассах. Почему эта история вообще возникла?

- Действительно, подобных случаев немало и в целом по стране, и в нашем регионе, особенно после появления федерального закона о Дальневосточном гектаре, когда земли начали раздаваться за чертой населенных пунктов по всему ДВФО.

Прежде минимальные охранные зоны в большей степени рассматривали в черте населенных пунктов. Вообще для отрасли было нонсенсом, когда в охранных зонах начиналось какое-то строительство.

Подобное развитие ситуации мы в «Сахатранснефтегазе» прогнозировали и начали предупредительные работы по своим объектам ещё в 2013 году.

Здесь надо пояснить, очень многие обыватели путают охранную зону и минимально допустимые расстояния. Охранная зона идёт от оси газопровода по ту и другую сторону на расстояние 25 метров. Она является обязательной для всех газопроводов вне зависимости от диаметра. То есть неважно, лежит там магистральный газопровод диаметром 159 мм или труба на 530 мм,-- охранная зона для них одна.

Но также есть понятие минимально допустимого расстояния, которое регламентирует нахождение капитального строительства и жилых строений от оси этого газопровода. Если взять нашу трубу на 530 мм, которая лежит в Хатассах, то там минимально допустимое расстояние 150 метров налево и столько же направо, с общим коридором в 300 метров. И в этом коридоре не должно быть ни зданий, ни сооружений.

Если брать «Хатасский конфликт», то здесь ошибка заключалась в том, что когда местные власти переводили из земель сельхозугодий в земли населенных пунктов хатасский участок и увеличивали границу МО «г.Якутск» до Покровского тракта, они не учли то, что магистральный объект, который находится на этом участке, имеет кроме охранных зон ещё и зону минимально допустимых расстояний.

Полагаю, что дело в банальной некомпетентности специалистов на местах, незнания ими строительных норм по магистральным газопроводам. 

И только благодаря оперативным действиям Сахатранснефтегаза, Росреестра, минимущества мы сумели приостановить эскалацию и дальнейшее негативное развитие событий. Если смотреть в целом, то здесь в ИЖС переведено 61 участков, из них капитальные строения имеют только 13 и заявляют о проживании три дома. Остальные участки, кроме данных 13, все пустые, то есть никаких строений нет.

 - Если я не ошибаюсь, подобная ситуация назревает и на Хатын-Юряхе?

-- На Хатын-Юряхе, где внизу стоит газораспределительная станция города Якутска, вокруг неё сформировалась плотная дачная застройка. Причём здесь, помимо норм применимых к самому магистральному газопроводу, существует понятие санитарной зоны газораспределительной станции. На станции применяется одорант-метилмеркаптан а это ядовитое вещество. Из-за него у ГРС санитарно-защитная зона радиусом 300 метров.

- Она выдержана?

- Там есть определённые проблемы, но ввиду того, что компания уже строит наверху новую станцию ГРС-2, мы хотим уйти оттуда без лишних судебных тяжб. Собственно, строительство на стадии завершения и были планы по её запуску уже в сентябре. Но всё смешал коронавирус. Сейчас сроки придется сдвигать.

Полагаю, что в 2021 году мы её однозначно запустим и в течении 2-3 лет мы будем уходить с Хатын-Юряха. В принципе, мы могли бы и подавать иски на соблюдение санитарной зоны вокруг ГРС. Однако если мы уходим оттуда, стоит ли мучить живущих там людей? Переедем, освободим место, снимем обременения на территорию, и пусть они живут и занимаются своими дачными делами дальше.

 - От частного перейдём к общему. Какие, по вашему мнению, у республики приоритетные направления газификации районов. Куда пойдут трубы?

- По сути, новая программа только верстается. Республиканская программа завершилась ещё в 2019 году. Начиная с 2020 года, развитие отрасли на пять лет входит в подпрограмму Минжкх и энергетики.

Но лично я тут пессимистичен. Как нам любят говорить в федеральной антимонопольной службе, где мы защищаем тарифы: «Ребята, у вас потребление не очень большое - порядка миллиарда семьсот миллионов кубов газа, а распределительных сетей и магистральных газопроводов практически 7 тысяч километров. И содержать такой объём сетей при вашем мизерном потреблении экономически неэффективно».

В принципе, они правы, с экономикой спорить сложно, а именно она движет такими проектами. Чем больше расширяются, удлиняются, увеличиваются объекты газоснабжения, тем больше растёт тариф на газ. И когда население говорит, а давайте газ подведем, допустим, до Таатты или до Амги, надо оговаривать и то, что тариф на газ из-за обслуживания этих участков газопровода будет расти. Мы не можем его бесконечно удерживать.

Ведь как раз обслуживание распределительных и магистральных газопроводов - одна из самых больших составляющих в тарифе на газ. По моему мнению, сама сетевая газификация от существующего месторождения подошла к логическому завершению.

И в ближайшем будущем газифицироваться будут только те населенные пункты, которые находятся на коротком плече (в районе 15 км) от существующего газопровода. А на дальнейшее строительство магистральных газопроводов протяженностью от 30 до 100 километров правительство, скорее всего, не пойдёт.

 - И мы на этом остановимся?

- Надо двигаться в развитии дальше, а логическим этапом развития газификации в республике является переработка газа, будь это производство СУГ-пропанбутановой смеси, КПГ компримированного (сжатого) природного газа или СПГ.

Собственно, если обратиться к истории развития газодобычи в Якутии, то изначально всё было задумано именно ради этого. Замечу, что когда с появлением Усть–Вилюйского месторождения в СССР решался вопрос газификации Якутии, обеспечение газом нужд населения рассматривалось разве что как попутная задача. В первую очередь речь шла о промышленных объектах. Это Якутская ГРЭС для выработки электричества и Мохсоголлохский цемзавод для развития строительной индустрии.

После их обеспечения ещё в 70-х годах был поднят вопрос не о развитии сетей, а о переработке газа. Одним из первых этапов его переработки было производство сжиженного газа пропана, бутана.

Причём, когда это решение было принято, население начали готовить к автономной газификации--баллонному газу для приготовления пищи. К примеру, первый сжиженный газ для пищеприготовления начали привозить из центральной России для таких городов, как Нерюнгри, Алдан. Там до сих пор отдельные дома газифицированы таким образом. Это когда стоит МКД, а рядом закопана емкость, к которой приходит газовоз и заливает её.

И последующим этапом было принято решение развития моторного топлива, куда входил и пропан, бутан и компримированный (сжатый) природный газ (КПГ), и развитие СПГ (искусственно сжиженный путём охлаждения до минус 160 °C природный газ).

Технологии той поры этого не позволили, но от концепции не отказались и после развала СССР. Хотя в сложное время первый президент Михаил Николаев принял решение развивать газификацию в тяготеющих к магистральному газопроводу районах, это Кобяйский, Намский и т.д. Это было правильное решение, сохранившее от вырубки и лесные угодья и сёла от волны урбанизации, когда население в поисках комфорта начинает массово переселяться в города.

Но тот же Михаил Ефимович стоял у истоков строительства газоперерабатывающего завода, который после запуска в 1999 году начал производить СУГ-пропанбутановую смесь. Далее было развитие КПГ - это то, что сейчас реализует предприятие «Сахаметан» Руслана Шипкова. Конечно мы отстали по СПГ, по большей мере из-за того, что в своё время все силы бросили на реализацию развития сетевой газификации населённых пунктов. Просто не хватило ресурсов. 

Кстати, малотоннажное производство СПГ сегодня неплохо получается у «Железных дорог Якутии», которые развили это производство и обеспечивают им нужды своих объектов по железной дороге, в том числе для выработки электричества.

Так что именно переработка газа - это закономерный этап развития отрасли.

 - Спасибо, Павел Валериевич, за откровенный разговор.

 

  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением